A A A + | -

Judecătorul herculean din Krasnodar (RU)

12 mai 2021, Chișinău, începutul campaniei electorale parlamentare

“To be courageous (…) requires no exceptional qualifications, no magic formula, no special combination of time, place and circumstance. It is an opportunity that sooner or later is presented to us all.”—John F. Kennedy

„Pentru a fi curajos (…) nu se cer careva calificări excepționale, vreo formulă magică, vreo constelație specială a momentului, locului și circumstanțelor. Este o șansă care mai devreme sau mai târziu ni se prezintă nouă tuturor”. —John F. Kennedy

M-am deprins că colegul Roman Bevzenko pe canalul său de Telegram critică aspru acte judecătorești rusești în materie de drept privat, atât ca formă cât și ca fond. Dar iată că recent el a prezentat un model demn de toată admirația de la judecătorul A. L. Nazâkov din Judecătoria Comercială din Krasnodar, Federația Rusă (Судья А.Л. Назыков, Краснодарский краевой арбитражный суд).  Citim hotărârea din 11 mai 2021 și ne minunăm aici.

Un citat:

38. Если проследить историю данного подхода, то можно видеть, что на протяжении длительного времени он поддерживается, например, судами общего права. Так, в недавнем решении по делу Silly Creek Estate and Marina Company Ltd v Attorney General of Turks and Caicos Islands (Turks and Caicos Islands) высший судебный орган Великобритании по делам заморских территорий, – Тайный Совет, – отклоняя требования арендатора-девелопера о возмещении убытков, вызванных несоблюдением, по мнению девелопера, условий договора аренды, которые, как считал арендатор, возлагали на администрацию обязанность выдать разрешение на строительство, пришел к следующим выводам (https://www.jcpc.uk/cases/docs/jcpc-2019-0012-judgment.pdf):

«46. In the Board’s view the company’s argument suffers from a basic and fatal misconception. It confuses the statutory functions of the Governor in land use planning with his quite separate role in negotiating and agreeing the terms of a commercial lease on behalf of the Crown as landowner. It elides action within the territory of private law with decision-making subject to the principles of public law. Properly understood, the Settlement Agreement and the Silly Cay Lease did not belong to the statutory realm of land use planning. They did not represent a development control decision under the selfcontained and comprehensive statutory code for planning in the Turks and Caicos Islands, with its panoply of procedures to ensure transparency and accountability in the making and recording of decisions taken in the public interest. They were not, and plainly were not intended to be, a grant of development permission under section 29 of the Physical Planning Ordinance. They did not amount to a determination by the Governor under section 4 of the National Parks Ordinance. They reflected a commercial transaction between the Crown as landowner and the company as intending developer of the Silly Cay land, which was embodied in a Crown lease. That was their only status».

В переводе с английского это выглядит следующим образом: «46. По мнению Совета, утверждение компании страдает от основополагающего и фатального неправильного представления. Смешиваются статутные функции губернатора в планировании использования земли с его вполне самостоятельной ролью в обсуждении и согласовании условий коммерческой аренды от имени Короны как землевладельца. Происходит смешение действия в сфере частного права с принятием решений, подверженных принципам публичного права. Понимаемые верно, соглашение об урегулировании и договор аренды не принадлежат к статутной сфере планирования использования земли. Они не представляют собой решения по контролю застройки в соответствии с самодостаточным и всеобъемлющим кодексом статутов по вопросам планирования на Островах Теркс и Кайкос, со всем множеством процедур для обеспечения открытости и ответственности решений, принимаемых в публичных интересах. Они не являлись, и со всей очевидностью не предполагались в качестве предоставления разрешения на строительство в соответствии с разделом Закона о Планировании. Они не приравнивались к решению губернатора в соответствии с секцией 4 Закона о Национальных Парках. Они отражали коммерческую сделку между Короной как землевладельцем и компанией как предполагаемым девелопером данной земли, что было закреплено в заключенном с Короной договоре аренды. И в этом только и состояло их значение».

39. Такой же подход к соотношению публичных функций арендодателя с его участием в договорах аренды земли прослеживается и в других юрисдикциях общего права. Так, например, в деле City of Subiaco v Heytesbury Properties Pty Ltd [2001] WASCA 140 (http://www8.austlii.edu.au/cgibin/viewdoc/au/cases/wa/WASCA/2001/140.html?query=) Верховный Суд Западной Австралии (апелляционная инстанция), отклоняя требования арендатора в отношении администрации города в связи с изменением зонирования, препятствующим использованию предмета аренды, отмечает следующее:

«53. It is true that some have expressed the general view that it would be unfair to enable government (local or otherwise) to act inconsistently with contractual obligations it has deliberately undertaken, and, in that event, contracts fettering executive discretion should be upheld to the extent that government should be held liable for damages. … I do not agree with these views, however, as, in my opinion, the knowledge that exercising statutory powers in the public benefit might render government liable to large sums of damages would be an effective practical fetter on its freedom of action. It is for this reason that I have above expressed the opinion that, were the City to be liable for damages for breach of contract in consequence of actions taken by it when exercising its statutory town planning powers for the public benefit, those powers would be prejudiced».

В переводе: «Верным является то, что некоторыми выражается общее представление о несправедливости предоставления правительству (местному или иному) права действовать непоследовательно в отношении своих договорных обязательств, которые оно сознательно на себя приняло, и, в таком случае, договоры, ограничивающие усмотрение исполнительной власти, должны быть поддержаны настолько, чтобы правительство было признано ответственным за убытки. … Однако, я не согласен с такими взглядами, поскольку осознание того, что осуществление публичных функций для общественной пользы может сделать правительство обязанным возместить значительные суммы убытков стало бы эффективным на практике ограничителем свободы его действия. Именно по этой причине мною ранее было высказано мнение о том, что если считать город несущим ответственность в форме убытков за нарушение договора в качестве последствия действий, предпринятых им при исполнении своих законных полномочий по планированию городской территории ради общественной пользы, осуществлению таких полномочий был бы причинен вред».

Știrile zilei pentru copii

Studiu al jurisprudenței: pretium doloris – cu titlu de prejudiciu moral